teen xxx video.

ООО "Турминал Тревел Компани".
г. Санкт-Петербург, Московский проспект, д.111, офис 514.

+7 (911) 923 2532

Монтевидео (Уругвай)

Уругвай
"Монтевидео" - один из десяти отчетов, посвященный путешествию по югу Латинской Америки (декабрь 2012 - январь 2013 года): 13 перелетов; паром; 2,5 тысячи км на автомобиле по прямому, как стрела шоссе, грунтовкам, проложенным средь пампы, горному серпантину и воспоминания о четырех новых для нас странах (Аргентине, Уругвае, Чили и Бразилии) разрывают сердце.
 
 
 
Наш маршрут ("флажками" обозначены точки в Уругвае, что мы посетили).
 
 
 
 
Монтевидео (Уругвай).
Как ни обидно, но в Уругвае нельзя взять напрокат скутер, если нет прав на мотоцикл. Решать вопрос с машиной было лень, поэтому Хорхе – хозяин форта-отеля Санта Роса, познакомил нас со своим приятелем, замечательным дедушкой-водителем. На его машине мы посмотрели прибрежные поселки Уругвая; он познакомил нас с достопримечательностями Монтевидео, а на прощанье – каждому подарил по монетке на счастье. Мне досталась с броненосцем.
 
Когда мы несколько дней назад покидали Пунта-дель-Эсте, я заметила придорожную свалку очень старых авто. Двигаясь в том же направлении, но уже со своим водителем, мы попросили остановиться на обочине, чтобы поподробнее рассмотреть допотопные форды и прочие «американские легенды». Увидев наш интерес к старым машинам, дедушка тут же предложил «заглянуть» к его знакомому – коллекционеру. Мы с радостью согласились.
 
 
Придорожная свалка старых авто. Старый форд.
 
 
Придорожная свалка старых авто. Наш водитель рассказал, что совсем недавно общался с американцами, которые прилетели в Уругвай снимать документальный фильм о старинных авто и были поражены количеством раритетных машинюг, все еще бегающих по дорогам.
 
К сожалению, первая попытка познакомиться с авто коллекционера оказалась неудачной, дома никого не оказалось, и древние железяки мы рассматривали из-за забора. На следующий день по пути в Монтевидео мы сделали небольшой крюк, и в этот раз, нам удалось побродить среди крайне пестрой коллекции машин. Некоторые из них только ожидали восстановления и выглядели так же, как виденные нами на свалке. Были и автомобили, получившие вторую жизнь – явно реставрация была крайне тщательной и стоила немалых денег коллекционеру. Мы, увы, не попали в гараж с самыми интересными экземплярами. У садовника, отворившего нам ворота ранчо, не оказалось ключа от главной жемчужины коллекции, а сам хозяин снова был в отъезде. На изысканные обводы ретро-авто пришлось смотреть сквозь стеклянную стену.
 
 
«Приемник-распределитель» уругвайского коллекционера.
 
 
Такими машины приходят к мастеру.
 
 
 
Мастерская коллекционера.
 
 
Автомобиль супергероя?
 
 
Старый «Форд», еще с деревянными дверьми.
 
 
Почти возрожденные машины.
 
 
Деревянная штука – то ли сеялка, то ли веялка..
 
 
 
 Болид.
 
В Уругвае даже обычные, не склонные к коллекционированию, люди, вовсю пользуются старенькими машинками и не спешат менять их на новые модели. На каждом шагу стоят небольшие автослесарные мастерские, где местные умельцы изготавливают детали к автомобилям, давно снятым с производства.
 
Это отнюдь не из-за бедности. Уровень жизни в стране весьма высок, да и постоянный ремонт дышаших на ладан агрегатов наверняка обходится недешево. Скорее, тут замешано кране характерное для уругвайцев стремление к бытовому гомеостазу. Любые изменения материальной культуры воспринимаются ими как вредные. Да и зачем покупать новую машину, если прадедушкина еще очень даже ничего? Даже президент страны не ездит на новом авто.
 
 
Несколько фактов о президенте Уругвая – Хосе Альберто Мухика Кордано. «Соотечественники его называют «el presidente mas pobre» — «самый бедный президент». 77-летний Мухика жертвует на благотворительность почти всю свою президентскую зарплату, что делает его самым бедным (или самым щедрым) президентом в мире. Из $12500, которые президент получает каждый месяц, он оставляет себе только $1250. «Мне вполне хватает этих денег, — уверяет Мухика, — должно хватать, потому, что доходы многих уругвайцев намного ниже». Жена президента, сенатор, тоже жертвует часть своих доходов. Супруги живут в доме на ферме в Монтевидео. Самой крупной личной покупкой Мухики за всё время его президентства стал «Фольксваген Жук» 1987 года выпуска, стоимостью $1945. У Мухики нет никаких счетов в банках и никаких долгов».
 
Источник: Википедия.
 
Каждое слово из выше приведенной цитаты подтвердили уругвайцы. Они очень любят и уважают своего президента. Говорят, что Мухику можно запросто встретить гуляющим по улице с собакой или за ланчем в недорогом кафе …
 
 
Молодежь остановилась на берегу посмотреть заход солнца.
 
 
Продавец дров. Голубой цвет ему явно нравится…
 
Днем мы гуляли по столице Уругвая, Монтевидео. Город с первого взгляда мне очень понравился. Его называют маленьким Буэнос-Айресом. Действительно, что-то от Байреса в нем есть, но город намного зеленее и спокойнее. Вдоль всех второстепенных улиц, что мы видели, тянутся аллеи деревьев. Когда едешь на машине, движешься сквозь мерцающую изумрудную арку.
 
 
Фото в стиле «найди кота». Обратите внимание, как тщательно фасад старого здания зажат новостройками.
 
 
Художник из старого города.
 
Монтевидео – довольно динамичный город, в отличие от уругвайской провинции: толпы народу в центре столицы, горожане спешат к намеченной цели. Однако ему далеко не только до Москвы, но даже до Петербурга. Несмотря на это, нам город показался немного суетным: мы совсем расслабились на побережье, отвыкли от проспектов и улиц, запруженных людьми и машинами, подпертых со всех сторон домами; но главное, мы привыкли к сельчанам. Деревенские уругвайцы похожи на героев фантастического романа, описывающего жизнь после смерти. Они отзывчивы, но при этом очень спокойны, задумчивы, и как будто свободны от разрушительных страстей. В Монтевидео люди кажутся тоже очень приятными, легкими, но не такими блаженными, как в провинции.
 
 
В городе мы оказались в разгар предновогодней суеты и стали свидетелями исполнения одной забавной традиции. В последний рабочий день года офисные служащие выбрасывают черновики, календари и прочий бумажный хлам, разобранный на листочки, прямо через окна бизнес-центров. Очень красиво, когда над городом, залитым солнцем, кружат облака белых страниц.
 
 
Таким город становится к вечеру 30-го декабря.
 
В наш единственный день в Монтевидео мы успели сходить на экскурсию в президентский дворец (Palacio legislativo); побывали на набережной; посетили гробницу генерала Артигоса, национального героя Уругвая, одного из освободителей континента; прогулялись по старому городу, по рынку с действительно занятными сувенирами; наконец, остановились поужинать в месте, где, по мнению самих уругвайцев, готовят лучшие столичные стейки – в ресторанчике у центрального рынка.
 
 
Парадный вход президентского дворца (Palacio legislativo). Все из мрамора.
 
 
Колонна президентского дворца.
 
 
Палата заседаний.
 
 
Еще одна палата заседаний.
 
 
Президентский дворец.
 
 
Гробница генерала Артигаса. Солдатики в почетном карауле не чета нашим. Они все время елозили, почесывались, переменились с ноги на ногу.
 
Нельзя не сказать несколько слов о патриоте Артигасе. Хосее Херваасио Артиигас (1764 -  1850 года) - выдающийся уругвайский политический деятель, один из руководителей освободительного движения против колонизаторов в Южной Америке, национальный герой Уругвая.
Артигас один из тех лидеров, кто пытался "поднять Латинскую Америку с колен", снизить социальное расслоение, прекратить скотское существование подавляющего большинства жителей юга.
 
 
"Артигас хотел заложить экономические, социальные и политические основы новой нации в границах старого вице-королевства Рио-де-ла-Плата. Он был самым выдающимся и проницательным из федералистских руководителей, боровшихся против губительного централизма города-порта Буэнос-Айреса. Артигас сражался против испанцев и португальцев, но в конце концов его силы были раздавлены жерновами Рио-де-Жанейро и Буэнос-Айреса, выступавшими тогда как орудия Британской империи, и в этом им помогала олигархия: следуя привычному рефлексу, она тотчас же предала Артигаса, как только он выдвинул программу социальных преобразований, не отвечавшую ее интересам".
 
"За Артигасом шли патриоты, вооруженные копьями. В большинстве своем это были бедные селяне, вольные гаучо, индейцы, обретавшие в сражениях утраченное чувство собственного достоинства, и рабы, получавшие свободу при вступлении в армию, воевавшую за независимость. Революция пастухов, которые как будто родились в седлах, объяла необозримые пастбища этого края. Предательство Буэнос-Айреса, оставившего в руках испанских властей и португальских войск в 1811 г. территорию, ныне занимаемую Уругваем, вызвало массовый исход населения на север. Народ воюющий стал народом уходящим: мужчины и женщины, старики и дети бросали все и шли бесконечной вереницей вслед за вождем. На севере, у реки Уругвай, встал лагерем Артигас со всеми лошадьми и повозками, а через какое-то время здесь, на севере, он создал и свое правительство. В 1815 г. Артигас контролировал обширные земли из своего укрепленного лагеря Пурификасьон в Пайсанду. «Что бы, вы думали, я там увидел? — рассказывал один английский путешественник. — Его Превосходительство, сеньор Протектор половины Нового Света сидит на бычьей голове перед огнем, разожженным в ранчо с земляным полом, и ест жареное мясо, запивая спиртным из коровьего рога! А окружает его дюжина офицеров-оборванцев...» [99] Отовсюду к нему галопом скакали воины, помощники, проводники. Заложив руки за спину и расхаживая по комнате, Артигас диктовал революционные декреты своего правительства. Два секретаря — тогда ведь не было копировальной бумаги — записывали его слова. Так рождалась первая аграрная реформа Латинской Америки, осуществлявшаяся в течение года в «Восточной провинции» — нынешнем Уругвае — и обращенная в прах новым португальским вторжением, когда олигархия открыла ворота Монтевидео перед генералом Лекором".
 
 
Однако все усилия генерала оказались тщетны.
 
"С 1820 г. и до конца века под дулами ружей сгонялись с земли неимущие патриоты, которых одарила аграрная реформа. И оставалась у них только «землица для собственной могилы». После своего поражения Артигас перебрался в Парагвай, где и умер в одиночестве после долгих и тягостных лет жизни в изгнании".
 
Эдуардо Галеано. "Вскрытые вены Латинской Америки".
 
 
Старый город
 
 
Центральный рынок издалека. Одно из самых злачных мест города, т.к. расположен рядом с портом.
 
Пока группа делала заказ в ресторанчике центрального рынка, я увидела, как две бабушки-одуванчика, облизываясь, уплетают круглую штуковину со сладкой подливкой. Не отличаюсь прожорливостью, поэтому предложила Олегу заказать на двоих этот аппетитный десерт, а в придачу позволить мне отщипнуть кусочек его стейка. Это была ошибка. Стейк оказался действительно превосходным, так, что после утоления зверского голода (мы не ели с утра), осталось желание посмаковать это прекрасное мясо. А вот десерт оказался «за гранью добра и зла». Мне принесли толстый блин со сгоревшим до горечи сахаром поверх. Вот и смотри в чужую тарелку.
 
 
Один из ресторанчиков центрального рынка. Фото сделано официантом.
 
 
Граффити неподалеку. В отель мы возвращались уже за темно.
 
 
 
Граффити неподалеку.
 
На следующий день мы улетали. И по традиции, водитель вызванного в отель такси оказался уругвайцем с русскими корнями, его бабушка живет в Сочи.
 
Сколько же в Уругвае потомков русских эмигрантов?...
 
Автор фото: Дубова Инна
Автор текста: Дубова Инна, Олег Дубов
 
 
  
  
 
 



Карта Перу Заметки Монтевидео (Уругвай)